Главная » Іновації » BBC: стремительное развитие искусственного интеллекта во многом стало возможным благодаря жителям кенийских трущоб

BBC: стремительное развитие искусственного интеллекта во многом стало возможным благодаря жителям кенийских трущоб

BBC: стремительное развитие искусственного интеллекта во многом стало возможным благодаря жителям кенийских трущоб

Когда ИИ работает, как задумано, разработчики из Кремниевой долины говорят: «Это похоже на магию!». Увы, это совсем не магия, а тяжелый труд. И обходится он калифорнийским компаням в сущие копейки, поскольку для создания огромного массива данных они привлекают работников из нищих африканских стран.

Одна из таких сотрудниц — 26-летняя мать-одиночка Бренда из Кении (на фото ниже). Она живет в Кибере — крупнейших в Кении трущобах в пригороде Найроби. Там сотни тысяч людей теснятся на клочке земли размером с лондонский Гайд-парк.

Каждый день Бренда на автобусе ездит на работу в Найроби, в оббитый гофрированным железом неприглядный четырехэтажный офис стартапа Samasource из Сан-Франциско, среди клиентов которого числятся Google, Microsoft, Salesforce и Yahoo.

За свою восьмичасовую смену Бренда, как и более чем тысяча ее коллег, вручную создает данные, на которых потом обучаются алгоритмы. Она обрабатывает изображения таким образом, чтобы компьютеры смогли их «понять». Для этого Бренда загружает картинку в редактор, выделяя и маркируя все, что на ней есть: машины, деревья, людей, дорожные знаки, даже небо — непременно указывая, облачное оно или чистое.

Когда миллионы таких картинок с тэгами появляются в системе, ИИ-платформы для беспилотных автомобилей начинают узнавать дороги, машины, животных и людей в реальном мире. И чем больше база данных изображений, на которых обучается ИИ, тем лучше он работает.

Начальство постоянно следит, чтобы каждый пиксель был выделен и маркирован правильно. В случае малейшей ошибки изображения отправляют на переделку. Имена работников, которые справляются быстрее и точнее всех, помещают на «доску почета» — мониторы на стенах офиса.

Лучшей премией считаются сертификаты на покупку товаров в хороших магазинах.

«Я верю, что работаю над тем, что приносит пользу человечеству», — рассказывает Бренда в интервью журналистам ВВС, которые навестили ее в лачуге, в которой она живет вместе со своей дочерью, братом и матерью.

Высокие технологии в трущобах

Вообще, «эксперт по подготовке данных для обучения ИИ» — это сидячая, утомительная, монотонная и тяжелая работа. Бренда с коллегами работают в тесноте, а об эргономических креслах или клавиатуре они даже не слышали. Зачастую их грубо торопят, требуя обработать необходимое количество изображений в сжатые сроки, если это нужно клиенту. Это значит, что работать приходится почти без перерывов.

Некоторые сотрудники Samasource — фрилансеры, поэтому в офис они не ездят. Но по условиям договора за ними постоянно наблюдают через веб-камеру.

Как правило, компании, наподобие той, в которой работает Бренда, не разглашают имена своих сотрудников. Не делятся информацией о вкладе таких фирм в развитие новых технологий и технологические гиганты, несмотря на то, что именно эти люди своим трудом во многом обеспечивают работу ИИ.

Впрочем, ни Бренда, ни ее коллеги «по цеху» не жалуются: для жителей трущоб, из которых состоит 75% персонала компании, такая работа стала настоящим подарком судьбы. При средней по региону зарплате в $2 в день и меньше, они получают $9 и потенциальную возможность карьерного роста.

Неожиданное равенство

Самое интересное, что в Кении решена одна из главных американских проблем: для местной IT-сферы дефицит женщин нехарактерен. Здесь их больше половины. Это особенно удивительно для страны, где после рождения детей жизнь большинства женщин ограничивается семейными обязанностями.

В Samasource есть комната матери и ребенка, 90-дневный отпуск по беременности и родам, а также гибкий график, который позволяет совмещать семью и работу.

«Женский коллектив в нашем случае — конкурентное преимущество. Местные женщины, как правило, имеют семьи, которые нужно содержать, поэтому они больше заинтересованы в работе», — рассказывает глава Samasource Лейла Джанах.

Лейла Джанах (справа).

На вопрос, почему бы не платить сотрудникам больше $9 в день (ведь калифорнийский стартап, среди клиентов которых числятся крупнейшие IT-компании мира, явно может себе это позволить), Джанах отвечает так:

«Это пагубно отразится на кенийском рынке труда. Достойные, с точки зрения западного человека, зарплаты, могут привести к катастрофе на локальном уровне. Поднимутся цены на жилье, еду и транспорт. И от этого пострадают люди, не связанные с IT, которые и так зарабатывают чудовищно мало».

Еще один плюс: стабильность работы своим сотрудникам Samasource может гарантировать на годы вперед. По словам Джанах, сейчас ИИ находится на куда более скромном этапе развития, чем может предположить простой обыватель. Искусственный интеллект, который будет сам готовить данные для обучения алгоритмов, появится еще очень не скоро и потребует миллиардных вложений.

А значит, для жителей африканских трущоб все это время будут рабочие места. Кроме того, далеко не все фирмы в трущобах предлагают работу в каком-никаком, а офисном помещении.

По данным Samasource, сейчас деятельность компании затрагивает жизни 50 000 человек в развивающихся странах. Чьи-то напрямую, предоставляя возможность стать специалстом по подготовке данных для обучения ИИ. А чьи-то косвенно, потому что работающие на калифорнийский стартап женщины зачастую обеспечивают не только свою семью, но и семьи своих родственников. Более того: 84% бывших сотрудников компании либо продолжили трудиться в офисах, либо решили получить высшее образование. Многим из них удалось вырваться из трущоб.

«Когда мы решили организовать компанию в трущобах, многие в Кремниевой долине, в том числе — известные филантропы, скептически отнеслись к нашим намерениям. Они хвалили нас за отчасти благородную идею, но полагали, что она не сработает.

Сегодня Samasource владеет огромной сетью такого рода офисов в Восточной Африке. И, разумеется, наша компания приносит прибыль», — утверждает Джанах.

В трущобы приходит цивилизация

Появление в бедных африканских городах компаний наподобие Samasource способствует их развитию. Несмотря на то, что в Кибере по-прежнему не хватает чистой воды и царит антисанитария, в центре поселения начинает бурлить относительно цивилизованная жизнь. На местном вокзале появилось регулярное железнодорожное сообщение, открылись кафетерии, местная медиашкола и даже — класс информатики для всех желающих, в котором учитель Гидеон Нгено обучает компьютерной грамотности около 25 студентов.

Вид из окна класса Гидеона Нгино. Единственное, на что жалуется преподаватель — шум с улицы (рядом с классом расположено большинство магазинов Киберы)

Что интересно, курсы платные, стоимость обучения составляет $5 (по данным BBC, это существенная сумма для африканцев, проживающих за чертой бедности). Программа разработана таким образом, чтобы по окончанию курсов «студент» мог устроиться в Samasource или другой IT-компании. Ранее курсы были бесплатными, но отсутствие платы, как ни странно, негативно сказывалось на посещаемости и успеваемости студентов, говорит Нгино.

Сегодня у каждого жителя Киберы есть свой смартфон, а в каждом втором магазине продаются зарядные устройства и аксессуары, которые люди приобретают посредством местной платежной мобильной системы MPesa.

Пожалуй, самое главное из этой истории — то, что благодаря Samasource и подобным ей предприятиям в трущобы наконец-то начала приходить цивилизация.

«Работа в Samasource изменила мою судьбу. Она показала мне, что за пределами трущоб также существует жизнь, и поселила в меня надежду, что когда-нибудь я смогу выбраться из нищеты», — рассказывает 25-летний Идрис Абди, который не только сумел переехать из трущоб, но теперь задумывается даже основать свой бизнес.

[embedded content]

Источники: hightech.plus, BBC

Дякуємо: itc.ua

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показан. Обязательные для заполнения поля помечены *

*